ОТ ТЕННИСНОЙ ИГРЫ К СЛОВЕСНОЙ

Наталья Гнатюк о том, как спорт помогает познать себя и тренирует волю

Она была спортсменкой, судьёй, тренировала детей, играла на сцене, писала статьи и книги, работала киномехаником, Снегурочкой и оказалась просто хорошим человеком. Наталья Гнатюк вспоминает о жизни в спорте, театре и журналистике.

Гнатюк

НТ Ревю: Большой спорт требует от человека полной самоотдачи. Можно ли в спорте остаться самим собой? Остаётся у человека что-то для себя?

Наталья Гнатюк: В профессиональном спорте человек сравнивается с другими людьми. Любитель же сравнивает себя только с самим собою. Это его внутренняя работа, состояние, состязание, преодоление. Он должен быть лучше завтра, чем сегодня, а послезавтра ещё чуть-чуть. Есть, конечно, некие рубежи, которые известны всем, но их преодоление — личное дело каждого игрока. В профессиональном спорте, если спортсмен на первом месте — он молодец, на втором — так, похуже, но подтянись; на третьем — кое-как сгодится; а всё, что ниже четвёртого места, — это вроде и не люди. Я видела людей, искорёженных таким отношением в профессиональном спорте. С другой стороны, мы не возражаем, если теннисист перешёл в профессиональный спорт. Есть много известных профессиональных спортсменов, пришедших из любительского спорта. Чемпионками Европы среди девушек становились, например, Аня Блажко, Таня Гарнова и Аня Кондратова из категории слабослышащих спортсменов.

– Какую цель преследует турнир, который вы проводите? Или от времени до времени эти цели менялись? Как-никак уже 13-й турнир!

– Цели, как известно, указаны в Положении: это и встреча друзей, и популяризация настольного тенниса. Москва — место, где удобно встретиться представителям всей Центральной России.

– Количество участников с годами увеличивается?

– Чем больше зал, тем больше участников. В прошлом году турнир проводился здесь же, в Центре игровых видов спорта «Содружество» в Ясеневе. Приехало 178 человек. Кто прибыл на автобусах, кто по нескольку человек на машинах. Играют день-два и уехали, кто-то остался подольше и успел посмотреть столицу. Ребят привозят родители или тренеры. Едут к нам, как могут: на самолётах, на вертолётах, на оленях — только бы встретиться, поиграть. Раньше командировки оплачивались, сейчас за свой счёт. Я знаю об этом, потому что теперь некому подписывать командировочные: никто никого не финансирует. Сами себе режиссёры. Это напоминает любительский театр, из которого вышло много хороших актёров, а могут и не выйти, зато они будут любить театр и сцену.

Гнатюк

***

– Режиссёры, театр... Судьба-калейдоскоп. Что вы за человек? Знаю только, что работали в «Московском комсомольце».

– Пять лет писала для этой газеты. Было очень интересно. Но неполезное для здоровья это дело. Как, допустим, профессиональный спорт. Зато любительский спорт — это хорошо и полезно. Напоминает приятное для души писательское дело. Однако я не утратила связей с бывшими коллегами по перу. Мы, прежние сотрудники и вете-раны этого известного издания, иногда встречаемся, прикалываем к одежде его фирменный значок. Не оставила я окончательно ни спорт, ни писательское перо. Работала тренером, судьёй, педагогом, социологом, была актрисой и даже фермером. Сейчас возглавляю Межрегиональную детскую общественную организацию любителей настольного тенниса. И одновременно с этим пишу. Опубликовано шесть моих научно-популярных и пять художественных книг. Когда работала тренером, у меня были очень талантливые ребята, ставшие впоследствии музыкантами, учителями, дипломатами. Но как бы ни складывалась их судьба, они всё равно играют в настольный теннис. А вот я, оставив профессиональный теннис, лет десять к столу не могла подойти. Перекушалась этим делом.

– Как вы попали в актрисы, да ещё успели побывать фермером? Неожиданно широкий жизненный диапазон.

От теннисного

к писательскому столу

«Для Натальи Гнатюк литературное творчество — не дань тщеславию и честолюбию. Она творец по призванию. Казалось бы, достигла в спорте почти предельной высоты, став чемпионкой Европы по настольному теннису среди девушек и многократной победительницей молодёжных турниров в СССР, СНГ и России. Чего ещё желать, если маленький целлулоидный мячик для неё не только по форме, но и по содержанию стал похож на белое солнце, дающее свет, тепло и прекрасную жизнь в мире спорта. Пинг-понг принёс Наташе вседержавную славу. И вдруг чемпионка, отложив в сторону чудодейственную ракетку, перешла от спортивного стола и села за другой — литературный, взяв руку острое, как бритвенное лезвие, перо. Оно опасно тем, что не всегда послушное. Да и зачем лететь в небо, когда всё, почти всё, что необходимо для удачи, есть уже на земле. Но Наташа вопросов не задаёт, она их решает. И коварная олимпийская высота постепенно переходит в глубину».

Владислав Фатьянов, член Международного сообщества писательских Союзов, член Союза писателей России, руководитель литобъединения «Орбита-1»

– Всё началось с кино. Как-то в троллейбусе меня, тогда ещё пятилетнюю девочку, приметил режиссёр Эдуард Бочаров с киностудии имени Горького. Он искал маленьких актёров на съёмки фильма «Васёк Трубачёв и его товарищи». Сделали фотопробы, и меня утвердили в эту замечательную киноленту о жизни школьников в начале войны. Потом снималась в «Ваньке», «В добрый час» и «Доживём до понедельника». В молодости играла в театральной студии Центрального клуба милиции на Новослободской. Приходилось участвовать в самых разных постановках. В одной просоветской пьесе «Чти отца своего» я играла отвязную пэтэушницу с диким именем Евстолия и с внутренним содроганием (на лице улыбка ангела) вынуждена была произносить ставшую потом знаменитой фразу «Ты видишь небо в алмазах?» Подрабатывала на детских утренниках. Была отчаянным Буратино и отважным пионером с говорящим другом-собакой.

По заданию редакции «Московского комсомольца», готовя материал в рубрику «Репортёр меняет профессию», ходила по домам и представляла Снегурочку. Знаете, кто был моим партнёром, Дедом Морозом? Будущая кинозвезда и театральная знаменитость Владимир Этуш!

А вот фермером пришлось стать лет двадцать назад, после развала СССР. Тогда каждый выживал, как мог. Купила развалившейся дом, годный разве что на дрова. Было это под Рязанью, в паустовской Мещёре. Два с половиной года жила с сыном-пятиклассником в том доме. «Поднимала целину», научилась колоть дрова, пробивать першем (подобием копья) лёд в колодце, доить козу. Принимала роды у овцы, перекрыла ветхую крышу (мужики боялись лезть); словом, обустраивала новый семейный очаг. Этот эпизод вошёл в мою повесть «Дикая Родина». Но, успевая выжить на всех этих поприщах, я не оставляла настольный теннис. Вернее, он меня. Приезжали ученики, помогали поднимать рухнувшие ворота. По возвращению, когда работала социологом и начальником первой в столице Молодёжной биржи труда (помогала подросткам во временном трудоустройстве), разными специалистами бок о бок со мной работали коллеги-теннисисты. Например, мастер спорта Катя Петрова и нынешний участник ветеранских турниров Геннадий Раджаев.

Гнатюк

"Таких упорных ещё не видал!"

– С кем и когда вы начинали в настольном теннисе?

– В теннис же можно прийти и в шесть, и в 14 лет. Я пришла в 12, а в 16 стала мастером спорта. Но я могла и не попасть в настольный теннис. В 1962 г. записалась в секцию настольного тенниса спортивного общества «Динамо» на Петровке. Нас, четырнадцать девочек, построили и объявили, что через месяц состоится отборочный турнир, после которого в секции оставят двенадцать человек. Через месяц мы старательно играли по кругу. Из всех участников у двоих не оказалось ни одной победы: у меня и у Нади Соловьёвой. Заканчивались игры, и в последнем круге мы встретились. Разыгрывали последние места. Нам всё было ясно, но это не мешало с остервенением бороться за каждое очко. Нашу игру, посмеиваясь, наблюдал Иллирий Павлович Шрамков. Встреча закончилась, и он воскликнул: «Я таких упорных девиц ещё не встречал!» Нас оставили в секции, и позже из всей группы мастерами спорта стали только я и Надя.

Преодоление, возвращение, семья

«Одна из ключевых тем творчества Натальи Гнатюк — материнство и семья, страстное желание быть любимой и нужной другому человеку. А одним из ключевых мотивов в последней её повести «Дикая Родина» (2011) стало строительство дома, которое по ходу повествования превращается не просто в его возведение, но в обретение и возвращение в него. Именно необходимость заботы о ближнем даёт героине повести, стремительно утрачивающей здоровье, новые силы для духовного воскрешения, крепкого и несокрушимого укоренения в жизни.

Этот случай показывает, что тренер-профессионал должен обладать даром предвидения, интуицией и верой в воспитанника. Позже мне довелось играть с поколением прославленных теннисистов Зои Рудновой, Светланы Гринберг (Фёдоровой), Станислава Гомозкова. Когда мы начинали играть, в Москве было только пять (!) мастеров спорта: Гомозков, Амелин, Вудынский, Голованов и Шляпошников. Приходилось выступать за юношескую сборную, за молодёжную.

– В качестве призовых детям никогда не выдавали денег?

– Никогда. За исключением Спартакиады народов СССР. Мы, призёры и победители, терпеливо прослушали гимны всех 15-ти союзных республик и СССР. Трое упали в обморок. В зале было душно, да и стояли все после трудных выступлений и изнуряющего психологического напряжения. А потом нам в конвертах вручили призовые. Бухгалтер честно вычла из них подоходный налог. И когда мы получили их, конверты надорвались или открылись сами собой, и на пол высыпалось множество монет, внося весомый вклад в зарплату уборщицы. Зато это был наш первый спортивный гонорар!..

– У вас есть рассказ или повесть, в которых отражены переживания спортсмена?

– В молодости написала рассказ «Пинг-понг — спорт смелых» (нач. 1970-х). Там отражена проблема совести спортсмена, честной игры. В романе «Никогда не ищи нигде» (2010) есть эпизод, когда герой, играя в настольный теннис, узнаёт, что он... эльф. Знаете, я, как режиссёр Эльдар Рязанов в фильмах, поместила в свои произведения героев или ситуации из моей судьбы... А ещё у меня есть стихотворение, которое я посвятила всем левшам, с которыми играла в парных турнирах, — «Смешанная пара».

Гнатюк

Спорт и джаз

– Игра левши в паре с правшой, что сосиска с кетчупом: почти идеальное сочетание. Был бы правша — вы бы друг другу мешали.

– А ещё «лучше», когда играют два левши. Как им тогда делать диагональные подачи в закрытую сторону? А если оба встанут в правостороннюю стойку — получается вообще туши свет. Как-то я судила матч на чемпионате России. В подмосковной команде играли трое левшей. Это было ужасно, они так мучились! Еле-еле они выиграли со счётом 3:2, но это были такие страдания! В игре левшей надо определённые подачи проводить, по-другому стоять, иначе мыслить. Поэтому я написала такой вот гимн партнёрам-левшам! Когда сама я правша.

– Именно поэтому в последнее время размышляю о взаимопонимании партнёров в парной встрече. Да и не только: то же чувство, только соперника, востребовано и в одиночной игре. Спросил себя: насколько соотносимы настольный теннис и джаз, где в игре на заданную тему также необходимы чуткий слух и понимание партнёра?

Гнатюк

– Это скорее касается классического настольного тенниса. Сейчас от этого уходят, игра стала выглядеть тяжелее и однообразнее. Даже на очень высоком уровне. Ну, всё одинаково: по диагоналям атакуют и атакуют!.. А я думаю про каждого из них: а ты не пробовал по прямой-то? Удар по прямой всегда короче. В общем, в современной игре импровизации почти нет. Надо помнить: настольный теннис — игровой вид спорт, а, значит, и творческий.

Спортсмен должен играть, а не задумываться о приёмах и как-то автоматически отвечать на выпады соперника. Иными словами, спортсмен должен творить, созидать новое, импровизировать. Но для этого его технический арсенал должен быть идеально отработанным. Кроме того, не самым лучшим образом отразился на игре уход от пяти подач к двум. С другой стороны, определила для себя, что все игроки делятся на тех, кому нравится сам процесс игры, и тех, кто любит выигрывать. Иной раз смотришь и поражаешься какой-то кривой, неправильной и неудобной технике игры. А спортсмен несмотря ни на что выигрывает. А другой вроде и играет правильно, красиво, а выиграть очко никак не может. Почему? Потому что у победителя всё сознание нацелено на победу. И только.

– Болельщики вам помогали или мешали?

– По-разному. Когда болели за меня, я, ощущая на себе взгляды множества зрителей, думала, как выгляжу, и у меня возникало желание сыграть покрасивее. Это мешало мне. Чаще всего меня подстёгивало к бескомпромиссной борьбе, когда болели как раз против меня. Был такой случай. Играла с Ритой Погосовой на чемпионате СССР, проходившем в Баку. В какой-то момент, принимая подачу, резко забежала в левый угол и тут же услышала, как в полуметре от меня об пол грохнула бутылка от шампанского. Её бросили с трибуны. Этот инцидент ничуть не смутил, напротив, невероятно разозлил. Решила, что обязательно выиграю. И выиграла.

– В чём, по-вашему, заключается задача тренера, работающего с опытным спортсменом?

– На высоком уровне тренер-секундант уже не должен говорить, куда лучше атаковать, какой удар использовать. Тренеру лучше подсказать стратегию игры и правильно настроить подопечного. Суть же обычной тренировки, на мой взгляд, в том, чтобы заложить в мозг теннисиста правильную программу. Потому что в реальной ситуации спортсмен не успевает сказать ни «мама», ни «папа».

окончание статьи


Читайте также

«С верой и добром»

«Крепкая рука, меткий глаз»

«Как поживает Московский ипподром?»

«Тонкая игра на слух»

«Спортивная игра расширяет горизонт»

Cтатьи о необычных людях

«Человек инструментальный»

«Олимпийскому факелоносцу - 102 года!»