ПОЧЕМУ ВЫСТАВКА ВАЛЕНТИНА СЕРОВА
оказалась такой успешной?

По следам выставки выдающегося русского художника
в Государственной Третьяковской галерее

Почему такой необычайно посещаемой стала выставка Валентина Серова в ГТГ? По словам директора галереи Зельфиры Трегуловой, эта выставка стала самой посещаемой за всю историю музейного дела в России (а это почти 150 лет, если считать со дня открытия публичного Исторического музея Александра III). Но почему? Назову несколько возможных, на мой взгляд, причин. Но сначала отмечу, что не считаю экспозицию строго академической, так как отбор работ не отличается тематической полнотой (к примеру, нет полотен, посвящённых событиям революции 1905 года и проч.). Но неполнота любой современной выставки не мешает людям выстраиваться в огромные очереди и стоять на морозе, ругаться, выламывать двери, получать сердечные приступы и даже умирать (случилось и такое).

Первой причиной может быть резкий рост интереса наших людей к отечественной истории. В Ленинградской области, например, в 2014 г. музеи посетило чуть более миллиона человек, а в 2015 – сразу более полутора миллионов человек.

Много народу поехало к совершенно чудному Изборску в Псковской области (где я поздоровался с гадюкой и тотчас, как молитву, вспомнил “Песню о вещем Олеге” – благо места-то пушкинские) или по Верхней Волге. Огромный интерес проявляется к 35-й артбатарее в Севастополе или Аджимушкайским каменоломням в Керчи и т.д.

Активизация интереса к отечественной истории может быть связана с
1) путешествиями русских по миру и невольным сравнением тамошних краёв с родными пенатами; срабатывает также наработанный экскурсионный навык; и этот интерес неофициальный, нерегламентированный, как раньше в СССР;
2) лавиной визуальной информации, обрушившейся на нашего человека в интернете, соцсетях и по ТВ, когда возникает ответное желание обрести такой же эксклюзив впечатлений, как у знакомого;
3) повальным получением нашим человеком высшего образования, которое подстёгивает у него ощущение своей самости (вплоть до гордыни), личных амбиций и желание и утвердить своё неповторимое родовое достоинство;
4) глобализацией отношений, связей, мировосприятия на работе (сейчас 90% рабочих функций сопряжено с торговлей) / вне работы и возникшим в связи с этим желанием в информационном хаосе выделить себя через национальную и семейную историю;
5) прошедшими юбилеями 1812 года, Первой мировой и Великой Отечественной войн.

Валентин Серов Занавес Шехерезада

Вторая причина может быть связана с потребностью нашего человека представить себе иной мир, который уже недостижим для нас, но который столь же притягателен и справедлив, как мифический Золотой век. По смутным ощущениям наших сограждан он может быть связан со знающей себе цену дореволюционной имперской Россией: с правлением Царя-батюшки и подлинно независимой элитой, связывающей себя исключительно с нашей территорией.
И здесь же отметим, что несмотря на некий салонный перекос выставки Серова, по глянцевости и официозности его творчество всё же уступает подобному ассортименту полотен Ильи Репина, его учителя. У последнего достаточно вспомнить огромное полотно «Торжественное заседание Государственного Совета 7 мая 1901 года» или умильно-патриархальную сцену «Приём волостных старост в Петровском путевом дворце». Тем не менее и Серов попадает в ряд общего национального устроенная.

Валентин Серов Портрет Александар III

Третьей причиной такого успеха выставки может быть работа коллективного бессознательного. Оно, в свою очередь, обусловлено своеобразным кумулятивным эффектом.

Возникает он следующим образом: поначалу срабатывает визуальная (например билборды на дорогах, баннеры в интернете, репортажи по телевидению) и аудиоинформация (например, авторадио в пробках).
После этого, предположим, на подогретый катод сознания индивидуума поступает реплика, что его знакомый сходил на выставку, затем кто-то кому-то напомнил о выставке на работе; он услышал о ней от сотрудницы во время офисного обеда, а на следующий день ему предложила сходить на Крымку его девушка. (Замечу, что 80% посетителей – женщины. Во многом они инициаторы всех выходов «в люди». И если они были не с мужьями, то уж почти наверняка приходили с подругами.)

Впрочем, немалая доля посетителей - пенсионеры или предпенсионные сограждане. Волна пошла. Индивидуум сходил на выставку, пару слов сказал об этом на той же работе и в соцсети отстучал на клаве несколько слов. Там же мелькнули фотожабы на тему выставки. Эффект домино ускоряется, фишки падают всё скорее, без раздумий.

К тому же выставка выпала аккурат на новогодние каникулы. Неважная погода и безделие начала января побуждают сходить хоть куда-то. Разогретая анодная пластина общественного настроения начинает резко излучать ускоренные электроны в виде светящихся фотонов. По обществу разлилось с нужной частотой и ритмом настроение сходить «на эту выставку».

Возможно, по этому же вполне себе природному принципу сработала прошлогодняя акция «Бессмертный полк». Потому что сошлись вместе
1) первоначальный запрос «А кто я есть?»;
во-вторых (2), всех «достала эта Америка», и людям захотелось сердито топнуть ногой;
в третьих (3), сработала многомесячная официальная пропаганда. Акция поразила не столько даже массовостью, а какой-то единой её осмысленностью и порывом. Шествие странным образом напоминало крестный ход! Если бы не волонтёры, выкрикивавшие заранее утверждённые речовки, и не оглушительная музыка с обеих сторон, народ шёл бы в почти полной тишине. С серьёзными, но не напряжёнными лицами. Потому что наших людей действительно серьёзно заинтересовала история.

Четвёртая причина – та же, что во время паломничества (пусть в границах города) к святым мощам. У части пришедших на выставку наверняка есть опыт вроде поклонения кресту Андрея Первозванного, когда очередь к храму Христа Спасителя тянулась от парка культуры. E городских пилигримов главный мотив – приобщиться (причаститься) к нечто большему, успешному и яркому, чем они сами. В этом действе, к сожалению, больше магии, чем истинной веры. С другой стороны, увидев нечто высокое и мастерское, мы и сами к чему-то потянемся.


Виктор Шергин



Читайте также

«Главное - не тревожить? (О выставке Валентина Серова)»

«Ильязд (Илья Зданевич): любвеобильный футурист

Валентин Серов

Ппрославленный русский портретист и один из крупнейших мастеров европейской живописи XIX в., Валентин Серов прожил всего 46 лет (1965-1911). Хотя его считают портретистом, но первый же беглый взгляд на его работы показывает, что художнику были подвластны едва ли не все жанры живописи и графики: пейзаж, натюрморт, историческая и мифологическая картина, жанровая живопись, книжная иллюстрация и театральный дизайн.

Отец Серова, Александр Николаевич (внук крещёного еврея, сенатора и естествоиспытателя К.Л. Габлица, 1752–1821) - композитор и художественный критик. Он был знаком с Рихардом Вагнером. Мать, Валентина Семёновна (1846–1924; дочь крещёных евреев, урожд. Бергман), - пианистка. Её учителем был Антон Рубинштейн. После смерти отца маленький Валентин стал фактически жить в семье предпринимателя и мецената Саввы Мамонтова. В мамонтовском Абрамцеве он встретил ведущих художников того времени: Марка Антокольского и Илью Репина.

Хорошо рисовать Серов начал в детстве. В 1874–1875 гг. в Мюнхене он брал уроки живописи и рисунка, а в 1878–1880 гг. учился у И. Репина. С 1880 по 1885 г. Серов - студент петербургской Академии художеств. Его педагог - П. Чистяков ("лучший учитель законов формы"). В Академии Серов встретил Михаила Врубеля, которого познакомил с Мамонтовым. Там же его товарищем стал Леон Бакст. После Академии некоторое время жил в Италии, потом вернулся в Россию и заявил о себе как сильном портретисте (портреты М. Горького, Ермоловой, Ф. Шаляпина). В 1894 г. Серов сдружился с передвижниками и стал членом их Товарищества.

При этом молодой художник успевал много писать парадных портретов («Портрет великого князя Павла Александровича», «Портрет княгини О. К. Орловой» и др.). В 1897 г. его назначили портретистом царя. Написал несколько исторических картин, темой которых стала жизнь русских императоров: например, "Выезд Петра II и цесаревны Елизаветы Петровны на охоту", "Петр I" и "Петр I и кубок Большого орла". Однако после январских событий 1905 г. Серов меняет отношение к монаршей семье и вельможам. Он рисует «После усмирения» и пишет «Солдатушки, бравы ребятушки, где же ваша слава?» и ряд других работ.

Запоминающимися стали его несколько эстетские полотна на темы античной мифологии. В последние годы и склонился к модерну, который, как известно, зиждился на медиевизме, античных сюжетах и японской графике.
С начала 1900-х гг. Серов работал с Бенуа и Дягилевым и постепенно стал членом общества "Мир искусства". Его рисунок Анны Павловой использовали в оформлении первой афиши балетных Русских сезонов. В 1911 г. зрители увидели его занавес к балету "Шахерезада". Тогда же Серов оформил оперу "Юдифь" (1898) на музыку своего отца.

Серов был близок к семье своей тети со стороны матери, Аделаиды Симонович (1844–1933), что отразилось в многочисленных портретах ее дочерей: Марии (1864–1955; мать А. М. Львова) — «Девушка, освещенная солнцем», 1888, Третьяковская галерея; «Портрет М. Я. Львовой», 1895, Париж, частное собрание; Надежды (1866–1908) — «Портрет Н. Я. Дервиз с ребенком», 1888–89, Третьяковская галерея. Серов писал портреты людей искусства, в том числе И. И. Левитана (1893, Третьяковская галерея), Иды Рубинштейн (1910, Русский музей) и других. Он дружил с меценатами — супругами Г.Л. и В.О. Гиршман (см. их портреты).

Скончался Серов 22 ноября 1911 г. в Москве совершенно неожиданно. Он должен был прийти на сеанс письма, но в назначенное время не явился (при этом никогда не опаздывал). Когда справились о причине его отсутствия, то узнали, что он скоропостижно скончался. Первоначально похоронен на Донском кладбище, а потом перезахоронен на Новодевичьем кладбище. Из известных потомков Серова - его двоюродный племянник Андре Львов (Франция), лауреат Нобелевской премии за достижения в микробиологии.