КОЛОМНА:
средоточие русских путей

Здесь пересекаются время и пространство

В Московской области в общем-то немного городов, которые определяют её облик. То есть то, что мы можем назвать с ходу, не будучи отягощёнными глубоким гуманитарным образованием. Всё дело в традиционно-деревянном строительстве в Московии, не позволившем сохраниться до наших дней зданиям и улицам Средневековья и в советском периоде, сильно порушившем то, что осталось от давних времён и разрушившем храмовое зодчество. Много в нашем регионе и советского железобетона, поднявшего города после Великой Отечественной войны, но сделавшего их безликими и неинтересными. Коломна – среди тех городов, на которые приятно посмотреть. Приезжаешь туда как к себе домой. Словно ныряешь с головой на страницу школьного учебника по истории.

Коломна

Добраться до Коломны легко: на машине 100 км. На электричке с Казанского вокзала чуть больше. Если ехать железной дорогой, лучше выбрать ранний утренний экспресс на Рязань. Денег потребуется чуть больше, зато меньше измаетесь в пути (попив кофе-чаю в вагоне) и сэкономите драгоценное время выходных. Наиболее живописна Коломна летом: раскрашенная архитектура выглядит наиболее привлекательно в сочетании с окружающей зеленью и умиротворённым голубым небом. В отличие от других сезонов не потребуется где-то согреваться или сохнуть, и всё свободное время плодотворно уйдёт на осмотр достопримечательностей. Нет нужды и говорить, что с электричкой летом не будет вам и никаких дачно-автомобильных пробок.

Коломна

Старый новый город. Ну и что!

От станции до исторического центра придётся либо пройти полчаса пешком, немного вернувшись в сторону Москвы, или проехать 5-6 коротких остановок на автобусе. Зато сразу окажетесь у башни коломенского кремля.

Коломна

Собственно, от кремля-крепости в историческом центре осталось немного, хотя, как кажется, можно и больше заново отстроить – протянуть его стены и ров. На наш взгляд, то, что это будет новодел, – не беда. Важно восстановить историческую ауру места, дать второе дыхание тому самому genius loci. Засиял же новыми красками тульский кремль! И пусть пока он выглядит, как новенький торговый центр (его кирпич слишком аккуратный), время и там сделает своё дело: покроет патиной и это рукотворное творение. По крайне мере, каким я видел Тулу в 80-е годы, при коммунистах иначе как неприкрытым стыдом не назовёшь. Не думаю, что сильно тогда отличалась от Тулы и Коломна. Уже сейчас имеющиеся в этом городе фрагменты стен – так же новодел…

Коломна

Как выбирали имя городу?

Когда мы прибываем на новое для себя место, то прежде дивимся его названию. Ведь большинство из них даже в Центральной России для нас не очевидны. Иногда складывается впечатление, что мы живём в чужих местах, хотя звучание, само сочетание звуков может быть вполне русское. Это верно отчасти.

Потому что топонимика наших мест питается из трёх основных источников: гидронимов (старинных и даже древнейших названий рек и озёр), финно-угорских слов, которые также могут быть основаны на гидронимах, но совершенно чужды славянскому наречию; и своеобразных прозвищах этих мест, связанных с названиями по промыслу местного населения. Таковы, например, различные варианты "солей" или "волоков". Они указывают либо что в тех местах добывали соль - дефицитнейший минерал в Средние века, ценившийся едва ли не на вес золота; либо на различного рода сухопутные переправы - переволоки речных судов, из реки в другую реку. Например, Москва (финно-угорское), Соль-Вычегодск и Вышний Волочок. Гидронимы столь распространены, потому что в древности люди селились по берегам водоёмов и вдоль рек - естественных источников воды и транспортных направлений во время торговли и миграций (ср. например, город Вологда - от "влага" или название реки Волга - тоже "влага").

Коломна

Лошадей долго не было, особенно далеко не уйдёшь, а окрестности на широтах выше степей были сплошь лесными. Кроме того, реки и озёра нередко ассоциировались с детородными органами и зачатием - действием, не только продолжавшим род, но и символически обогащающим его пищей и удачей. Ведь почти вся мифология древности крутилась вокруг зачатия и деторождения, увядания и смерти, урожая или недорода. Жизнь строилась по ежегодному сельскохозяйственному циклу.

Коломна

Немаловажно и то, что самих людей в далёкие века было очень мало. И те, что населяли наши места, особенно долго не задумывались о названии. Они руководствовались нехитрыми представлениями о мире и себе: нужно есть, пить и рожать детей. Отсюда и названия их селений…

Коломна

Чем страшнее название, тем спокойнее?

Конечно, есть множество других источников, откуда наши предки черпали названия мест и местечек. Например, ими могут быть давно забытые имена местных божков (вот вам вариант genius loci!) или связь с удачей / неудачей, счастьем / несчастьем. Это своего рода маркеры мест, которые стоит посещать или в которых задерживаться не стоит. В названиях живо пульсирует языческий компонент, ибо они призваны оставаться своего рода оберегом для жителей местечка.

Коломна

В таких случаях название может быть даже в некотором роде жуткое. (Вроде различных вариантов со словом "грязь".) Зато именовав так место, люди надеялись отвадить нечистую силу. Конечно, это магия, что совсем не приветствовала церковь. Поэтому в Новое время месту давали название по основному храму - как в сёлах, или небесному покровителю - как в сравнительно новых имперских городах. С такими названиями много проще: они "прочитываются" нами без особого труда. Но чем средневековее город, тем сложнее его понять. Вот и с Коломной так же. Будем руководствоваться несложными мотивами, к которым обращались наши предки. Итак, основные толкования слова "Коломна" таковы:

1) река, заросшая аиром – кальмой (слово распространено вплоть до Прибалтики); традиция называть по водной растительности довольно распространена в Подмосковье; 2) финно-угорское kalma – могила, кладбище. Но это слово, прямо скажем, совсем не жизнеутверждающее. Не стали бы древние русичи селиться на некрополе или в гиблом месте. Впрочем, нельзя сказать, что город находится на высоком месте. Может, когда-то его и подтапливало. Коломна построена на стыке двух больших рек, что очень удобно зимой и летом. Поэтому прислушаемся к третьей и последующей версиям; 3) коломья – глубокая колея, выбоина, наполненная водой; 4) коломень – пограничный город, окраина, околица; 5) колома – колесо (родственное колымаге), колесо мельницы.

Может, какое-нибудь из приведённых объяснений пригодится. Город ведь старый, о нём стало известно примерно в 1140-1160 годах…

У двух рек

Город расположен на правом берегу реки Москвы. Его также можно считать находящимся у стрелки (слияния) рек Москва и Ока. Только место это находится в 8 километрах от исторического центра Коломны, вниз по реке, за железнодорожным мостом, по которому вы приехали из Москвы, и в нескольких десятках метрах от Свято-Голутвина мужского монастыря. Этот монастырь входит в городской округ Коломны. Туда даже ходят коломенские трамваи.

Коломна

Ум и душа

В пределах кремля находится, условно говоря, соборная площадь. Её доминанта - Успенский собор. Рядом небольшой монастырь со своими церквями и колокольней. И тут же, что интересно и неожиданно, – школа. Здание пламенно-красного кирпича сильно оттягивает на себя взор пришедшего на площадь. Школа здесь словно конкурирует с церковными учреждениями за власть над умами и душами горожан. Или, быть может, наоборот, дополняет их внутреннюю жизнь. По крайней мере приятно, что на этом месте в отличие от того же Суздаля, нет торговли и ростовщичества – торговых рядов и банков.

Здесь выстраивается немного иной настрой, дух места. Поэтому соборная площадь в Коломне – сама по себе – словно граница между церковным и секуляризованным (светским) мирами русского общества.

За школой простирается небольшая и очень приятная лужайка. На ней можно поиграть в мяч или в бадминтон, коротко перекусить и поглазеть на Москву-реку.

Если оглянуться назад, в сторону храма и школы, откроется другая немного по-театральному выстроенная картинка старой России.

Коломна

Крепость-челюсть

Продолжая идти через соборную площадь, можно выйти в Пятницкой башне (иначе: воротам). С коротким фрагментом стены она выглядит грузно, неуклюже, непропорционально. Массивная высокая стена по правую руку помогла бы объяснить нахождение этой башни недалеко от берега реки. Пока же она смотрится, хотя и величественно, но как вырванный из большой и мощной челюсти зуб.

Коломна

Примечательность этой башни – большая икона над её входной аркой. Некоторые утверждают, что Пятницкая башня напоминает Спасскую башню Московского кремля. Если присмотреться к её коломенской "сестрице", то последнюю захочется надстроить ещё одним уровнем и увенчать шатром. Получится и впрямь Спасская башня, как в Москве. Кстати, коломенская Пятницкая башня одно время так и называлась. Видимо, потому, что из неё выходили к Спасскому монастырю неподалёку. Но Пятницкой она стала, когда совсем рядом освятили церковь Параскевы Пятницы.

С Пятницкой башни ведут отсчёт всем башням кремля - по часовой стрелке, от берега реки до этого же берега. И было их аж 16! Осталось семь. Самая известная из других - Маринкина. Она же и последняя из сохранившихся, находясь с противоположной стороны крепости. Рядом современный ледовый дворец, непонятно почему тут возведённый. После этого весь ансамбль кремля восстановить невозможно. А надо бы. Осталось снести новый хороший и весьма комфортный дворец. Думаю, у нашей страны денег на подобную "реновацию" найдётся. Ломать и строить у нас умеют: дурная голова покоя не даёт. Хотя, быть может, всё же были понятные резоны строить современный железобетонный авангард в самом историческом центре. Кто знает...

Коломна

Одно отметим: фотографируя стены и башни кремля, избегаешь попадания в объектив ледового дворца. В противном случае в кадре получается винегрет эпох, что некрасиво и совершенно неоправданно. Печально, что таких ракурсов в русских городах очень много! Не говоря уже о попадании в кадр многочисленных электрических проводов, троллейбусных растяжек, светофоров, кондиционеров и рекламных баннеров. Легко представить, как мучаются киношники и компьютерные художники, когда им необходимо показать старину. Теряет кремль и глазах туристов, которые привозят соответствующие фотоснимки к себе домой и показывают их друзьям. Хорошая получается реклама?

Что же до Маринкиной башни, то считается, что она получила своё название от имени знаменитой Марины Мнишек, которая в 1614 г., по слухам, находилась там в заключении и скончалась. Впрочем, писатель Борис Пильняк, позже репрессированный мудрым (?) Сталиным, сочинил замечательную легенду о том, эта Марина обернулась сорокой, пролетела сквозь окно-бойницу и была такова.

Коломна

Трудно сказать о той ли легенде размышляла Анна Ахматова, которая приезжала в Коломну посмотреть на дом Пильняка. Скорее всего, её когда-то поразила его "Повесть непогашенной луны". Она захотела видеть автора. Не довелось. Ещё одна литературная невстреча…

Теперь же недалеко от Маринкиной башни можно увидеть памятник Дмитрию Донскому, который задолго до указанной узницы окончательно собрал здесь войско и отправился на решительную битву с Ордой. Народ сюда приходит пофотографироваться, благо это вполне средневековый уголок. Тут же притормаживают свадебные кортежи.

Отметим также что стены кремля увенчаны зубцами в форме ласточкина хвоста - мотивом фортификационной моды, привезённой итальянцами в Москву. Некоторые башни (как и сейчас Ямская) имели бойницы в ров, чтобы уничтожать противника, спустившегося в ров, и не позволить ему сбросить в ров фашины - пучки хвороста для преодоления ямы. Так что для своего времени (XVI в.) это была серьёзно ощетинившаяся со всех сторон цитадель.

Михайловское

Россия шагает широко!

Справедливости ради стоит отметить, что упадок коломенского кремля начался сразу после снижения его оборонительного значения, когда к концу XVII в. границы России сместились далеко на юг, а местное население было родным и однородным. Окончательное разрушение крепости остановил указом 1826 г. император Николай I. Ещё немного, и прочный массивный кирпич разошёлся бы на амбары да купеческие дома.

Вообще же коломенский, равно как упомянутый дмитровский кремли - показатель того, как стремительно развивалось русское государство, как быстро и широко оно шагало в евразийском пространстве. Дело в том, что каменными упомянутые крепости стали уже на закате своей оборонительной истории. А когда их окончательно возвели - кряжистые, способные даже выдерживать сильный пушечный обстрел, то через пару сотен лет они совсем не понадобились. До этого в течение долгого Средневековье русским князьям служили деревянные крепости, которые постоянно горели, но все они, как фениксы, вновь восставали из пепла. (Не в этом ли основа русского характера?) Это была изматывающая история отношений со степной Ордой: полной корысти и лицемерия почти каждого из русских князей.

Так вот, с расширением Московского царства, а потом и Российской империи кремли, подобные коломенскому, быстро превратились в артефакты. Зато этого не скажешь, например, об астраханском кремле. Его разрушение и восстановление - история только последнего столетия - двадцатого, в том числе варварского советского правления. Но до этого он здравствовал и регулярно подновлялся. Ибо беспокойные южные соседи, на другом берегу Каспия, за кавказскими горами и холмами долго не давали покоя русским царям. Впрочем и они тоже мало кому давали покоя в азиатских просторах: тем же персам или туркам.

Коломна

Но есть кремли России, которые сохранились прекрасно. Например, нижегородский. Сохранность подобных цитаделей, по всей видимости, связана с тем, что они оставались губернскими центрами с вытекающим их этого статуса административным отягощением. Тот же Нижний Новгород как-никак оставался волжским рубежом до того времени, когда только в конце XVIII в. русское дворянство начало активно осваивать Башкирию и Чувашию.

Для того чтобы представить, как проходило освоение новых жалованных земель, можно прочитать "Детские годы Багрова внука" С. Аксакова.

А какой в отдалённых губерниях или, к примеру, на Южном Урале, был коренной люд! Мягко скажем: нецивилизованный и не всегда добро относившийся к русским. За примерами долго ходить не надо: вспомним "Капитанскую дочку" Пушкина. В общем, крепости, иногда пригождались. Особливо во время крестьянских бунтов. В Центральной - окско-донской - России с этим было немного полегче.

Коломна

Поэтому нижегородский кремль ещё долго не могли разобрать по кирпичику. К тому времени русские освоили технологию промышленного обжига кирпича, и карьерный камень, из которого были собраны старые кремли и добыча которого требовала едва ли не каторжного труда, не понадобился.

C расцветом в России культуры романтизма (1-я треть XIX в.) просвещённые люди нашей страны заинтересовались собственной историей. Тем, что не успели разобрать городах и посадах, начали просто любоваться. Сначала это любование стариной было модой, а потом с развитием светского искусства и академической историографии возник и неподдельный интерес.

Точка опоры Руси

Коломенская крепость не только расположена на слиянии водных, а сейчас железнодорожных и автомобильных путей, но и на краю Московского княжества, которое в правление князя Василия III начало собирать вокруг себя русские земли. С Коломны начиналась новая история Руси.

Отсюда царь московский Иван IV (кстати, Иван Грозный - первый царь на Руси, получивший сей титул; все остальные до него - только великие князья) отправился воевать Казань и присоединил к Московии Казанское ханство, обезопасив столицу с востока.

Отсюда шло открытие восточных, сибирских земель, и начиналась история евразийской (сиречь имперской) России.

Недалеко от коломенских мест, на юге от Москвы, были остановлены фашистские войска. Окружение столицы не состоялось.

Коломна

Здесь же, на местных предприятиях, куётся противовоздушный щит России. Земля России надёжно защищена от враждебного нападения с воздуха.

Иными словами, Коломна и сейчас находится на средоточии исторических эпох и на географическом перекрёстке путей.

Конечно, нам могут возразить: мол, таким средоточием можно, например, назвать подмосковный Дмитров – городок-крепость, городок-храм. Или Тулу, которая стоит на пути на юг, к Черноморью. Или Псков, мощно прикрывающий наши северо-западные окраины. И другие города-кремли.

Коломна

Так и есть: города, подобные Коломне, - средоточия русских путей, почти в прямом смысле краегоульные камни нашей державы. И когда это чувствуется и видится воочию – значит, дух места в таких городах жив, действует и наполняет собой всё вокруг. Это географические и духовные координаты Русского мира, нашего пространства и самоощущения. И чтобы такие же координаты сложились и в нашем сознании, в нашей национальной памяти, в таких точках, в этих средоточиях надо побывать, буквально потрогав их руками.


Виктор Шергин


Читайте также о литературе

«Поэтическая родина Александра Сергеевича Пушкина»

Коломенская верста

В местных сувенирных лавках продают сувенир-магнит с изображением коломенской версты. С ним не всё просто. Но взять его стоит. Тем более что оставить себе на память что-то иное почти невозможно. Другие поделки оригинальными не назовёшь: вокруг - те же магниты с картинками кремля, те же кружки и ручки - всё как в остальном подлунном мире. Меняются только картинки.

Всё дело в том, что коломенской верстой в России называли меру расстояния между Москвой и загородной резиденцией царя Алексея Михайловича в селе Коломенское. Сейчас это район Москвы. Одна верста тогда равнялась современным 1060 метрам. К городу Коломне та верста никакого отношения не имела.

Царь приказал расставлять часовых вдоль пути следования в свой загородный “коттедж”. Караульные ребята были статные, высокие, и в народе их назвали коломенскими верстами – то есть видимым со всех сторон столбами. Потом, конечно, вдоль той “правительственной” трассы, а следом и по другим трактам России расставили деревянные верстовые столбы. И первое время народ тоже бегал смотреть на них.

Впрочем, привычку расставлять часовых русские цари не бросили до самого 1917 года. Ими по пути следования любовался император Николай I вдоль первой железной дороги из Санкт-Петербурга в Царское село и он же лицезрел их вдоль дороги между обеими столицами. Охраняли верстовые и его потомка Александра III после покушения на него по пути в Крым, и его сына Николая II. Нет данных, занимались ли подобным советские генсеки и нынешние руководители. По крайней мере, когда Сталин отправился в Потсдам на первом советском тепловозе, вдоль пути следования могли быть вставлены дозоры.

Впрочем не о том речь. Продажа в Коломне сувенира «коломенская верста» - способ коммерсантов заработать как в московском музее «Коломенское», так и в Коломне. Поэтому для Коломны эта штучка – скорее, антисувенир. Но ведь забавно сделана!